Сайт писателя-сатирика Инсура Мусанифа

Инсур Мусанниф

Официальный сайт писателя-сатирика

Дурр-рак! (юмореска)

Дата написания: 
05 мая 2014
Заметка: 
Рассказ является частью рукописной книги «Клад в апельсине». Чтоб увеличить рисунок, нажмите курсором на фото. Рисунок взят из общедоступного источника в социальной сети.

Инсур Мусанниф
Дурр-рак!
Юмореска

Петя Домзаков увидел их на поверхности реки. Появились они внезапно, словно из воздуха. Оба существа сидели в лодке, были облачены в одежды серебристого цвета, лиц не было – одни глаза. «Инопланетяне!» - догадался Петя. Внутри все похолодало, засосало под ложечкой. А те не сводили с него глаз. Их лодка бесшумно приближалась к берегу. Петю мутило со вчерашнего застолья, а тут как рукой сняло.
Странные существа пристали к берегу и сошли с лодки. Каменистый берег, куда ступала их нога, искрил. Они направились к Пете. Домзаков хотел убежать, но ноги окаменели. «Заколдовали, козлы!», - подумал он.
А непрошеные гости уже стояли перед ним. Переглянулись, проскрипели между собой и один из них («Старшой!») обратился к Домзакову на русском в смеси с древнеславянским (для облегчения повествования, мы с вашего позволения, перевели их разговор на современный):
- Не козлы, а инопланетяне. Прилетели мы с планеты… Хотя ты ее не знаешь. Это не так важно. Мы сейчас заберем тебя туда с собой.
Это Петю не обрадовало. Но он знал, что выкрутится. Пока же нужные слова не приходили в голову.
- А зачем я вам?
- Для обновления генофонда. Мы в каждый прилет берем с собой одного землянина. Собирайся.
Не в характере Пети так легко сдаваться.
- Вот что, кореши, а ну-ка, валите отсюда, пока я своих не позвал. Они во-о-он там, за тем камнем, видите? – сказал он решительно.
- Это тебе не поможет. Пошли.
И они направились к лодке. Петя, словно связанный, пошел за ними. Задумал закричать, но не смог. «Точно – заколдовали», - подумал Петя тоскливо. Однако способность мыслить и говорить они ему оставили.
- Послушайте, братцы, а может не стоит, а? Детей пожалейте. Их у меня трое. Потом, знаете, больные старые предки… Без меня все они пропадут. Хотя и пью иногда, но я же кормилец, - как можно послезливее протянул он.
Те остановились в нерешительности. Они, кажется, были хорошо осведомлены о земной жизни и знали, что Петя не врет. Опять проскрипели между собой. Потом взоры снова обратились к нему.
- Ну что же, иди, если не хочешь. Мы найдем другого.
Петя вдохнул облегченно. Повернулся идти, но вдруг он встрепенулся:
- Как, вы все еще не передумали похищать людей? Ведь у каждого семья, работа, забот полон рот…
- Нет, нам так приказано. Мы не имеем права его нарушать. У нас тоже работа. У нас – это тебе не Земля…
Хм… Если они оставят Петю в покое, значит, пострадает другой? Но Петю воспитали по-другому: сам страдай, но друга, товарища, брата выручай. Кого же это они возьмут другого? Ваську, что ли? Ни в жись! Пусть Петя пропадает, а чтоб Васька… Нет, этого он не допустит. Сколько раз он выручал Петю из верной смерти утром, когда… Или заберут его соседа Сидора Ивановича? Но у него такая добрая жена тетя Валя… А-а, будь что будет: двум смертям не бывать, одной не миновать…
- Нет, ребятки, другого искать не надо. Я – согласный. Но мне нужно выяснить кое-что.
Те согласно кивнули.
- А я увижу вашу планету?
- Нет. Ты по дороге будешь расщеплен на нейтроны и введен в компьютер.
- А…а… - Петя опять почувствовал смертельную тоску, - нельзя ли долететь к вам живым?
Те снова переглянулись, проскрипели и перевели:
- Сейчас мы свяжемся с центром и узнаем.
У Домзакова внутри потеплело. Пока суд да дело – потечет немало воды…
Из головы одного инопланетянина появилась антенна и стала раскачиваться. Через минуту она исчезла.
- Центр не возражает.
«Как быстро согласовали. У нас прошел бы год». Пока Пете не везло.
- Значит, я буду первым, кто доберется до вас живым?
- Ты не ошибся.
…Лодка плавно, не оставляя следа, скользила по воде. «Значит, живым. Это уже неплохо», - облегченно вздохнул Петя.
- А какая у вас там жизнь? Интересная?
- У нас тоже как у вас. Все есть, только поменьше размером в десять раз и мощнее в столько же.
«Во дают, даже похлеще, чем у японцев», - восхитился про себя будущий первопроходец планеты N.
- А скольких наших вы уже… э-э… как его… расщепили?
- 9347 экземпляров. Ты – 9348-ой. Вы их называете пропавшими без вести.
- А вот недавно я прочитал в газете, что их семнадцать тысяч с гаком…
- Не-е, остальные не наших рук дело.
- А куда же остальные деваются?
- А остальных едят свои же.
Петя ошарашенно уставился на них. Те поняли и объяснили:
_ Ну-у, у вас-то с продуктами того, а людей много.
Петя только покачал головой. О людоедах он, конечно, был наслышан, но только об одном случае, когда один шизик со своей шлюхой слопал то ли пятерых, то ли шестерых. А тут восемь тысяч с гаком. Ой-ой-ой! Сколько же тогда вокруг людоедов?! Может быть и хорошо, что ему вовремя подвернулись эти глазастые. Кто знает…
У Пети вопросов вроде не осталось. И он понурил голову. Было грустно расставаться с Землей, хотя, если подумать, чего жалеть? Все равно в магазинах давно уже ничего нет. Однако грусть не покидала его. Было по-настоящему жаль соотечественников. Жену Настю тоже. Конечно, она стерва, но зато хороших детей нарожала… Ах, дети… Их тоже жаль, но ничего. Ради спасения другого советского человека от пленения инопланетянами даже детей можно бросить. Домзаков сожалел только о том, что о его подвиге никто не узнает, неведом останется и тот факт, что он первым будет ступать на незнакомую планету. Но у него на этот счет шанс имеется. Так сказать, исторический. Если он первый, значит, не последний. Как только туда попадет кто-нибудь из-за бугра, тут же выяснится, что все же наши были первыми. Разве уже так не бывало? Это утешало.
- Мы в твою честь один из городов переименуем в город Пети Домзакова, - сказал вдруг один из спутников.
- Неужто и у вас переименовывают?! – вырвалось… Только тут Петя понял, что они читают его мысли. «Вот, черти, точно японца за пояс заткнули».
Но Петя не унывал. Не то видывал. Он верил в свою судьбу. Самое главное – живым добраться на новую планету. Если не брешут, что все у них как у нас… А там Петя снова увернется. Потребует себе работу. Тогда он им покажет. Все – и пароходы, и АЭС, и самолеты, и поезда – что может утонуть, взорваться, утонут и взорвутся. Все тарелки – и летающие и не летающие – сами собой разобьются и загорятся. Он им… им все реки повернет обратно! В довершение всего взорвет и их поганую планету, чтоб не воровали землян. Чтоб другим неповадно было. Тут только их не хватало. И без них мрем, как мухи, от химии, физики, неточной арифметики…
…Вдруг Петя оказался в холодной воде. Он, задумавшись, и не заметил, как его солодочники, переглянувшись в страхе, растаяли в воздухе вместе с лодкой, как будто их и не было вовсе.
«Эх, - подумал Петя уныло, саженными руками гребя к берегу, - надо же. Запамятовал, что они читают мысли. И надо же было мне задумать дело заранее. Надо было как у себя дома, на земле: сначала сделать, а потом только думать».
Скоро он присоединился в своим сотоварищам, вышедшим на природу в воскресенье на пикник. Но не стал ничего рассказывать. Не так поймут. Но сам еще долго покачивал головой, думая о разных чудесах.
Ему не давала покоя одна мысль: Петя, да вдруг оказался не на высоте. Подвернулся ТАКОЙ случай и надо же, оплошал – задумал заранее обмозговать дело. Дурр-рак…

Где, когда напечатано:
1) Шангареев Инсур. Оплошал... Юмористический рассказ. "Заря коммунизма", 18.11.1989, №138.
1а) Шангареев Инсур. Оплошал... (продолжение). Юмористический рассказ. "Заря коммунизма", 21.11.1989, №139.

Добавить комментарий