Сайт писателя-сатирика Инсура Мусанифа

Инсур Мусанниф

Официальный сайт писателя-сатирика

Двойник, Или Я – не Жванецкий (юмореска)

Дата написания: 
05 мая 2014
Заметка: 
Рассказ является частью рукописной книги «Клад в апельсине». Чтоб увеличить рисунок, нажмите курсором на фото. Рисунок взят из общедоступного источника в социальной сети.

Инсур Мусанниф
Двойник, Или Я – не Жванецкий
Юмореска

Говорят, что каждый человек на кого-то похож. Кто меньше, кто больше. Это не всегда бросается в глаза, но есть и такие, которых называют двойниками. Правда, они раньше были только на западе. У нас же они появились недавно – с гласностью, перестройкой. Выяснилось, что в стране Советов жили себе спокойно двойники Сталина, Горбачева, Раисы Максимовны, Николая Второго, Ельцина и иже с ними. А говорят, что кое-кого у нас некем заменить! Стало быть, пустое болтают. А до чего разгулялась демократия – недавно их – живьем! – показывали со сцены всему честному народу! Мера-то должна быть, а? Вот Лубицкий держал Сталина, отца наших отцов, в строгом секрете. Узнали только через сорок лет после смерти Сосо.
Все же такие шоу дают некоторую пищу оптимизму. Есть, значит, и у нас, что показать капиталистам – это наш золотой запас двойников. Только не знаю, неприкосновенный он или нет.
Коль уж разговор коснулся этой темы, придется и мне открыть завесу тайны. А ведь, братцы, и я двойник. Правда, тут, конечно, надо уточнить, кто на кого больше похож. Я на него или же он – на меня. И кто кого больше рекламирует.
…Только появляюсь на улице, люди, показывая пальцем аки на какого зверя, начинают шушукаться:
- Смотри, смотри, живой Жванецкий!
- Где? Тот, который политические анекдоты рассказывает? Против государственных мужей?
- Тот самый. Глянь, до чего похож на нашего слесаря Иванова! Вот чудеса!
…А этот разговор уже на другом месте.
Жванецкий? Как, он все еще на свободе? Говорили, будто оттепель прошла, скоро сажать начнут.
- Да он увернется, не беспокойся. Он им лапшу на уши навешает. Эти-то вывернутся. А вот что с нами будет, а? Лучше о себе надо думать. Пошли от греха подальше.
Ну, это исключение. Больше у меня автографы просят. Девочки, знаете ли, липнут. Откажешь людям – обидятся. Вот и раздаю автографы налево и направо. А ведь, действительно, не верят, если скажешь, что они приняли меня за другого, что ошиблись. Но куда там. Да, не любят у нас признавать ошибки. Шибко этого боятся. Шею себе свернут, но ни за что не признаются.
Конечно, приятно, когда тебя все узнают, улыбаются, говорят спасибо, некоторые даже хлопают по плечу.
Но, к сожалению, бывает и похуже.
На днях иду по улице. Улыбаюсь налево и направо. Смотрю, один толстопузый, с портфелем, степенно сошел с черной «Волги» и направился к входу солидного учреждения. Вдруг, ума не приложу, как его угораздило посмотреть в сторону (такие, обычно, смотрят только перед собой). Тут и увидел вашего покорного слугу. Лениво остановился, уставился на меня, как испанский бык на тореадора. Потом поманил пальцем. Я и так шел прямо на него – ничего не оставалось, кроме как замереть перед ним, точно перед стеной.
- Ты, что ли, будешь Жванецкий? – не сказал, а прямо «выстрелил» он мне в лицо. В его голосе больше всего испугала сталь, поэтому поспешно замахал руками:
- Нет, нет, да что вы?! Куда нам…
Но вижу – не поверил, так и буравит глазищами! Аж под ложечкой засосало. Так засосало!
- Да слесарь Иванов… я, а не Жванецкий! – закричал я. – Просто мы – похожи… Двойники, так сказать…
- Жаль, - так же медленно произнес он, лениво выговаривая слова. – Жаль. А то с удовольствием дал бы по морде. И всего-то делов. А то, понимаешь, в последнее время борзописцев развелось, что тебе тараканы. Повылезли на свет. Кого только не критикуют. Пора бы и меру знать. А то придется меры принимать. Покритиковали – и будя. Ишь, до чего дошло, даже до меня добрался. Правда, вывел он вымышленную фамилию, но кому надо, тот сразу вычислил, о ком речь. Уж больно ушлый пошел народ. Наверное, придется изобразить какой-нибудь закон. Распустили перья, понимаешь! – Он медленно повернулся и зашагал прочь. Но я не успел отойти от испуга, он снова остановился и спросил:
- А не врешь, что ты – не Жванецкий?
- Нет, нет, нет, нет! – Я отчаянно замотал головой и замахал руками одновременно. – Честное советское, комсомольское, пионерское слово! – И чуть не бухнулся перед ним на колени – такая сила была у него на глазах, жуть!
- Жаль, жаль. Давно мечтаю засветить ему меж глаз. А, может быть, вместо него тебя стукнуть пару раз? До чего похож ты на этого писаку. Аж руки чешутся. Не ему, так двойнику. И то удовольствие. А ты уж потом можешь передать мой «привет» ему, если встретишь…
- Нет, спасибо, не хочу, - бормоча себе под нос, я уже несся со всех ног. Перевел дух только на втором квартале.
И сейчас, наученный горьким опытом, как только чувствую на себе тяжелый, как свинец, взгляд, спешу быстрее выложить:
- Нет, нет, я не Жванецкий, мы просто двойники!
Да, товарищи-господа, как хорошо быть двойником Жванецкого и не быть им! А то, знаете ли, сейчас многие страдают перестроечно-гласностно-демократическими отклонениями. Недолго в лоб и пулю заработать. А потом поди докажи, что ты не верблюд или Жванецкий.

Добавить комментарий