Сайт писателя-сатирика Инсура Мусанифа

Инсур Мусанниф

Официальный сайт писателя-сатирика

"Награждается орденом Ленина, номер 89810..."

Дата написания: 
01 апреля 2000

Инсур Шангареев
К 70-летию района
"Награждается орденом Ленина, номер 89810..."
Очерк

Асия Сафина, как и все, пережила и трудности, и преимущества жизни при Советской власти (а они, что бы сейчас не говорили, безусловно, были, и чтоб это почувствовать, надо вернуться в те времена и пожить там).
Отец ее не воспринял колхоз и с семьей выехал в поисках лучшей доли. Вчерашний крестьянин влился в ряды рабочего класса. Сколько было их таких неприкаянных? Сотни тысяч? Миллионы? Теперь уже никто не сможет точно сказать. Оторвались от привычного многовекового уклада жизни и пошли колесить по стране. И следствия недолго заставили себя ждать - голод 1933 года. В этом трудно их винить. Это следствие неразумной аграрной политики. А это, кстати сказать, так случается при всякой попытки изменить укоренившийся порядок жизни. Так было после Великой Октябрьской социалистической революции, так было и с началом перестройки в конце 80-х, в начале 90-х годов.
Итак, она родилась 8 февраля 1925 года в деревне Сараштыбаш нынешнего Татышлинского района и звалась Асией. Отец, как уже сказали выше, в 1930 году уехал из деревни, забрав всю семью. И до начала Великой Отечественной войны в 1941 году судьба куда только их не забросала. Жили в городе Лысьва, потом в Донбассе, городах Туле, Нижний Тагил, в Казахстане, городе Алапаевске... Отец работал на железной дороге, на шахте, на строительстве Уральского вагонного завода, нового города Асбест, на маслозаводе, на руднике... Наконец остановились в городе Реж Свердловской области. Отец устроился на работу в никелевый завод, мать - в литейный. В связи с частыми переездами, дети, естественно, также учились с урывками. Асия поступила в первый класс в Нижнем Тагиле, пятый класс закончила в Реже. Ей уже было 15 лет, поступила в комсомол. Война застала как-то врасплох. Был выходной день, поехали семьей отдыхать в местность Белая Камень. Люди купались, катались на лодках, играли в волейбол, шутили, смеялись. И вдруг, как гром среди ясного дня - война... Мужчин тут же собрали и отправили в военкомат. Прошло всего лишь несколько недель войны, а из Польши уже начали поступать эвакуированные. Асия пошла в 6-ой класс, а через три месяца приехала в деревню Салихово к родным погостить. Она еще не знала, что это будет навсегда. Гостить не пришлось, бригадир позвал на работу на зерноток - фронту нужен был хлеб. Работали с подружкой Васбинур Зариевой. Так и не смогла уехать обратно, времена были трудные... Вот так она стала колхозницей колхоза "Урал". А в апреле 1942 года назначили продавщицей. В 1943 году из Воронежа приехали 40 русских эвакуированных женщин. Для них из деревни Четырман привезла рожь, сушила в печи деревенской избы, помолола в мельнице деревни Андреевка и раздала голодным беженкам. Но в том же году магазины в деревнях Андреевка, Четырман, Салихово закрыли - в них ничего не осталось из товаров.
В 1943 году повсеместно начали выращивать коксагыз - из этого растения делали резину, а она очень была нужна военной промышленности. Теперь уже кроме стариков толком никто и не знает, что такое - коксагыз. Это растение почти не отличается от одуванчика, разница лишь в том, что корень у него черный и листья чуть-чуть отдают блеском. Резину же делают из корней. Ее назначили бригадиром на две деревни: в Салихово на выращивании этого "чуда-растения" работали 90, а в Югамаше - 60 женщин. Первым делом нужно было сделать 150 тяпок, а металла нет, так как он тогда не валялся под ногами, как ненужный хлам, был на вес золота. Кое-как достали и кузнецы Асылгарей Батыров и Насим Зариев обеспечили всех орудием труда. Поступили семена коксагыза, а они такие маленькие, легкие, чуть ветер дует - разлетаются. Но и тут нашли выход: сделали воронки из бумаги и сеяли вручную через нее, сверху же сыпали тонким слоем земли. Плантации были небольшие, 3-5 гектаров, но выбирали самые плодородные участки, и сеяли густо. Но вот наконец появились дружные всходы, но появились и сорняки. Пропололи также вручную, и так чисто - не осталось ни одного сорного растения, что мешало бы нормальному росту. Вскоре плантации в обеих деревнях зацвели желтым цветом - было так красиво, полюбуешься. Народ приговаривал между собой, что это, оказывается, резина, из нее, делают галоши. Вскоре поспели семена, начали их собирать, для этого пришлось выходить на поле рано-рано утром, пока не высохла роса, ибо чуть ветер - она улетала. На сбор семян выходили все женщины обеих деревень, сколько детей было в семье, с собой брали и их. Чтоб заинтересовать детей, привезла немного конфет, раздала всем, а взрослым дали также немного денег. А как веяли-то эти семена Асия с тетей Ямигой через веялку "Клитон" - это уже отдельный рассказ. Всего-то и вышло 8 килограммов, а сколько нервов стоило. Вскоре наступила пора выкапывать корни. Все это сделали вручную лопатой, осторожно, чтоб не повредить, точно как женьшень, корни почистили так, чтоб не осталось ни пылинки, вырезали верхние стебли, а потом сушили на примитивных сушилках - яма, костер, сверху жесть и на нее разложили корни. Наконец, сдали. Асия так и металась между двух деревень, с весны до осени. В Салихово все еще есть люди, которые помнят, что за эти корни колхозу дали аж грузовой автомобиль. Это в военное-то время, когда на фронте каждая единица техники была на счету. В следующем году коксагыз посеяли тоже, но появился какой-то вредитель и все всходы съел. Наверное, никакого противоядия не нашли и "коксагызная эпопея" в наших краях завершилась.
Но в колхозе и других работ было невпроворот: весной — посевная, летом и осенью — уборка хлебов, молотьба, провеивание, проветривание хлебов, зимой — подготовка к весне, выгребание снега лопатами вокруг ферм... и многое-многое другое.
А весной 1945 года их 60 девушек и женщин по комсомольской путевке отправили на восстановление железной дороги на освобожденную от врага территорию близ Одессы. Еще не успели даже убрать трупы и наших, и немецких солдат - они сотнями и тысячами лежали везде и повсюду (говорили, что здесь воевали штрафные батальоны) и сознание отказывалось верить, что это - действительность; на откосах везде валялись сожженные вагоны и искореженные рельсы. Похоронные команды рядом с ними убирали трупы, а они, девушки, продвигались вперед, строя насыпи и прокладывая рельсы. Освоила Асия новое делу быстро, работала хорошо, дали пятый разряд, четыре раза отметили-наградили: то отрезом материи, то еще чем-нибудь. А работа тоже была не из легкой. К примеру, приходит платформа с речным песком для насыпи, ее надо выгружать... за 10 минут. И выгружали, иначе разговор был другой. Приехала обратно через 10 месяцев. Не успела отдышаться - из каждой деревни начали собирать по одному человеку для работы на "Камсплав" - сплавить древесину на Сталинград. Из Янаульского района поехали 23 человека. Доехали до реки Агидель - это был Сайгатский участок "Камсплав"а, расположенный в 60 км от города Сарапула. Набралось 400 человек. После нескольких дней работы ее назначили поваром к двум имеющимся. Ничего, успевали всех накормить. Тут Асия тоже не ударила лицом в грязь. Поработав с мая до сентября, вернулась в деревню с подарками за хорошую работу. В колхозе за это написали 182 трудодня.
Осенью 1947 года комсорг колхоза "Урал" Тагир Шарифгалиевич Шарипов, недолго уговаривая, назначила Асию Сафину звеноводом полеводческого комсомольско-молодежного звена. Выделили 50 гектаров земли, 12 человек женщин. В течение зимы заготавливали удобрения, все, что может послужить повышению урожая - навоз, золу, птичий помет и другие. Весной 1948 года органику вывезли на участок, вспахали, посеяли. Всходы были отменными, густо-черными. Летом дали подкормку. Пшеница выросла так, что не видно было дуги запряженной лошади. Сама звеньевая не могла налюбоваться на результаты своего звена, и ее, невысокого роста девушки, тем более не было видно со стороны. Урожай вырос удивительный - 26,3 центнеров с гектара, рекордный по меркам тех времен (хотя только ли тех?), а другие участки дали по 11 центнеров. Столько же урожая, сколько они вырастили на 50 гектарах, другие взяли с 120 гектаров. Эта весть быстро облетела район, дошла до столицы Башкортостана, а затем и - до столицы СССР (здесь нельзя забывать, что это было после голода 1947 года, и что значила опыт А.Сафиной для республики и страны в тех обстоятельствах). Журналист Яхин напечатал в газете "Кызыл тан" большую статью под названием "Пшеница Асии", наградили четырьмя Похвальными грамотами, в том числе ЦК ВКП(б) с подписью Горкина.
Жизнь шла своим чередом. С хлопотами по подготовке к весне прошла и зима 1948-1949 годов. И вдруг опять весть разнеслась по всему району, республике - Асию Сафину наградили орденом Ленина! Кто то-радовался, кто-то удивлялся, кто-то кусал губы от ревности, от черной зависти - было всякое, так как жизнь она очень и очень сложная. Орден Ленина вручили в районном центре мае того же года. Та же ситуация радостями-завистями повторилась и феврале 1950 года, когда высокое районное начальство приехало в деревню Салихово выдвинуть А.С.Сафину кандидатом в депутаты Верховного Совета БАССР по 172-му Арланскому избирательному округу.
Наступил день выборов. Она сама дежурила в конторе "Райсоюз"а в Янауле. Привезли избирательные листки из деревни Салихово. Председателем избирательного участка был Мурманский, вот он и говорит: "Хочешь посмотреть, как голосовали за тебя твои односельчане?" - и показывает ей итоги. Было 14 "против", но это составляла лишь мизерную часть избирателей.
Вот так началась ее депутатская жизнь. За четыре года было все: и наказы, и встречи с избирателями, и хлопоты по их осуществлению жизнь, услышала не одну благодарность. Но первую свою поездку в Уфу в качестве депутата ВС БАССР помнит как сегодня. С Янаула с большими почестями проводили на самолете, а на Уфимском аэропорту встретили на такси и до Дома правительства отвезли ветерком. А она такая молодая, маленького роста - короче говоря, похожа на школьницу, и что удивляло - на лацкане пиджака сиял орден Ленина - самая высокая награда страны Советов. Многие, не скрывая недоумения, спрашивали: "За что дали-то орден Ленина?". "За высокий урожай", - с гордостью отвечала она. И многие уважительно провожали ее взглядом.
Правда, она не вышла в "большие" люди. Да ей этого и не надо было. Далее она превратилась в обыкновенную сельскую женщину, рядовую колхозницу. Вышла замуж, родила шестерых сыновей, вырастила их, работала на разных работах в Салиховской бригаде колхоза "Большевик", ушла на пенсию в 1975 году, хотя во время сезонных работ продолжала помогать хозяйству. Наработала 31 год трудового стажа, не считая работу на Одесской железной дороге, "Камсплав"е. Да и не хлопотала насчет справок. Многие, наверное, и не знают, что она кавалер ордена Ленина. Не выходила к народу, прицепив орден к платью, сохранились лишь две или три фотографии. И даже сам орден не смогла сберечь: один человек взял под предлогом отдать в школьный музей и... концы знака отличия потерялись. Правда, орденская книжка цела, где черным по белому написано: "Награждается орденом Ленина, номер 89810...". Да и тому человеку не книжка нужна была. Кто знает, может быть, он прицеплял чужой орден к пиджаку и украдкой любовался собой на зеркале. Кто знает... Чужая душа - потемки... А вот другие знаки отличия при ней. В 1948 году ее наградили медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов", а намного позже "Ветеран труда" (1980), "50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." (1993), медалями материнства.
Давайте же поклонимся поколению хлеборобов тех лет, потому что они вырастили свой хлеб и отдали другим, чтоб другие смогли жить и работать, рожать детей, чтоб росли другие поколения хлеборобов, - иными словами - чтоб жизнь на земле продолжалась. И давайте выращивать свой хлеб, чтоб дети и внуки наши поминали нас хорошим словом.
Инсур Шангареев.
"Янаульские зори", 6.04.2000, №41, 8.04.2000, №42.
На снимке: идет регистрация депутатов Верховного Совета Башкирской АССР. На средине - Асия Сафина (1950-е годы).
Фото неизвестного фотографа.

Добавить комментарий